Преподобные Ксенофонт и Мария со чадами Аркадием и Иоанном

День памяти

(26 января) 8 февраля

подробнее



Жития святых

В Царьграде жили святый Ксенофонт с женою своею Мариею. Это были богатые и знатные бояре. У них было двое детей: Иоанн и Аркадий. Богатство и знатность не надмевали их, и они жили в простоте и незлобии сердца. Главная забота у них была о том, чтобы и дети их Бога знали и любили, чтобы не чужды были и светского образования. Для довершения образования детей, они отправили их в финикийский город Вирит (Бейрут), где тогда были знаменитые школы.

Отец вскоре разболелся, думал, что приблизился час исхода его, и дети должны были возвратиться домой, чтобы проститься с отцом своим. Обрадовался отец, увидавши чад своих; он усадил их около себя и стал давать последние свои наставления. "Дети, - говорил он, - я думаю, что настает конец моей жизни. Примите к сердцу, что я вам скажу. Прежде всего внушаю вам: бойтесь Бога и живите по Его заповедям. Пусть моя жизнь послужит вам образцом. Меня все любили и почитали не за мой сан, а за кротость и хорошую жизнь. Я всех любил и со всеми жил мирно, помнил я о церкви Божией, старался утешить печального, облегчить участь бедного. Чтите свою мать, слушайте всегда ее приказания и советы, и если будете помнить мои наставления и жить по заповедям Божиим, то Бог мира будет с вами." Слезы текли у детей, когда они слушали эти наставления. Плакал и отец, прощаясь с детьми. Но Господь судил иначе, и во сне открыл ему, что жизнь его продлится и он скоро выздоровеет. Обрадовались все такой милости Божией, и дети опять, простившись, отправились на место свое.

Нужно было им плыть морем. Вдруг поднялась буря. Море взволновалось. Все бывшие на корабле плакали и рыдали. Корабль разбило. Волнами всех выбросило в разные стороны. Милостию Божиею Иоанн и Аркадий были спасены, но и спасение их не радовало, потому что они очутились в разных местах, каждый думал о брате, что он погиб. Жалко было каждому родителей, но не менее жалко и брата.

Иоанн скоро встретил на пути монастырь, очень обрадовался и умолил настоятеля принять его к себе. Жизнь его протекала в посте и молитве. Об одном скорбел и не мог забыть, о брате своем. "Где-то он теперь?"- думал он. Аркадий, спасенный, тоже молился о брате своем. Встретился с ним добрый человек и утолил голод его. От горя и усталости он заснул, думая и молясь все о брате своем. И вот видит сон: предстал к нему брат его Иоанн и, укоривши его за печаль и слезы, сказал ему: "Не печалься, я жив." Поверил Аркадий откровению во сне и успокоился, на сердце его стало легко и радостно. Но что делать с собой? Он решился посвятить себя на служение Богу в каком-либо монастыре, тем более, что он слышал, как отец хвалил иноческую жизнь. Встретился с ним один старец, который успокоил его касательно брата и сказал, что он жив. Этим старцем Аркадий был отведен в монастырь св. Харитона, научен иноческой жизни. По прошествии трех лет он обещался снова увидать его. Аркадий день и ночь служил Господу.

Между тем прошло уже два года, как дети Ксенофонта и Марии отправились из дому. Удивлялись родители, что так долго нет о них известия. Не знали чему приписать это. Более ждать не могли и послали слугу в Вирит узнать о детях. Каково было удивление слуги, когда он не нашел в Вирите детей своего господина. Со смущенным сердцем он возвращался в Константинополь. Дорогой остановившись в одном месте для отдыха, он увидал одного инока, который оказался слугою, с которым были посланы дети. Каким образом слуга сделался монахом, и как он до сих пор не возвратился домой? Тут рассказал инок-слуга о погибели корабля и несомненной погибели на нем детей господ его. Слуга думал, что он один спасся из всех плывших на корабле, не хотел таким известием опечалить господ своих и решился лучше совсем не возвращаться, а в монастыре спасать душу свою. Зарыдал, слушая его рассказ, посланный отыскивать детей. Так жалко ему было погибших юношей и родителей их. Не знал он, как явиться с таким печальным известием к Ксенафонту и Марии. Хотел было и он лучше уйти куда-нибудь, но добрые люди уговорили не делать этого, но скорее сообщить обо всем с нетерпением ожидавшим его господам.

Первая узнала о прибытии посланного Мария. Зарыдал слуга, увидавши госпожу, ничего не скрыл, а рассказал все, что знал. Нужно было ждать, что Мария падет замертво при вести о смерти детей своих - но случилось не так. Вера в Промысл подкрепила ее . Она, напротив, благословила Бога и сказала: "Господь дал, Господь и взял и Он знает, что нам послужит для пользы." К вечеру возвратился из царского дворца Ксенофонт. Он с нетерпением желал видеть возвратившегося слугу. Мария под различными предлогами отклоняла эту встречу. Наконец, рассказала о постигшем их горе. "О, Господи!"- воскликнул Ксенофонт. Слезы полились из глаз его, стоны слышались в груди его. Скоро, однако, он успокоился. Вера в Промысл и к нему пришла на помощь. Он даже стал утешать скорбящую жену свою. "Веруй, жена, что Господь не допустит погибнуть детям нашим. Будем молиться всю ночь и Господь откроет нам о положении чад наших." Целую ночь они молились, к утру уснули и видят сон, что дети их предстоят престолу Божию во славе небесной. Вполне теперь успокоились они. Но мысль, что сыновья их живы, - эта мысль не отступала от них. Наконец, они решились отправиться в Иерусалим на поклонение святым местам, с полною уверенностью, что непременно увидят там детей своих.

Прибыли в Иерусалим Ксенофонт и Мария. Стали посещать святые места, окрестные монастыри, много раздавали милостыни, но нигде не нашли детей своих. Впрочем, они встретили слугу своего, того самого, с которым отправили учиться детей. Конечно, очень обрадовались этой встрече, но ничего верного не могли узнать от него. Печальные они пошли посмотреть священную реку Иордан. По устроению Божию они встретили на пути того самого старца, который привел Аркадия в монастырь. В беседе старец объявил им, что они скоро увидят детей своих. Радости родителей не было предела. Между тем старец пошел к храму Воскресения в Иерусалим. Побывши в церкви, он сел отдохнуть. Тут он увидал молодого инока. Это был один из сыновей Ксенофонта - Иоанн. Не видавши его никогда, старец догадался о том, кто он, и в беседе объявил ему, что родители его здесь, что он скоро увидит их, увидит и брата своего. Когда они беседовали, подошел другой инок. Это был Аркадий. Лица их так исхудали и изменились от поста, что они, встретившись не узнали друг друга. Старец велел Иоанну рассказать всю свою жизнь, и тут только Аркадий узнал своего брата. Бросились они в объятия друг друга и от радости долго проливали слезы.

Через два дня пришли в Иерусалим и Ксенофонт с Мариею, втсретили знакомого старца, беседовавшего с Иоанном и Аркадием. Они, конечно, не узнали детей своих и просили старца исполнить обещанное - показать тех, кого они ищут. Старец велел им идти в свое место, где они остановились, и приготовить трапезу, на которую обещался придти с учениками своими. За трапезой родители опять поспешили спросить старца, где же дети их. "Они трудятся для своего спасения," - сказал он им. "Ах, если бы они походили на этих учеников твоих!" Тогда старец велел Аркадию рассказать жизнь свою. Он подробно расказывал, и когда речь дошла до погибели корабля, тут, наконец, Ксенофонт и Мария узнали детей своих, которые вместе со старцем сидели перед их глазами. Они радостно обнимали, целовали и плакали от радости. Ксенофонт и Мария не пожелали возвратиться домой, а решились жить во святой земле, посвятить себя на служение Богу. Они послали в Константинополь с приказанием - всех слуг отпустить на волю, а имущество продать и раздать нищим. Старец облек их в иноческий образ и все разошлись по разным монастырям, проводили жизнь в хвалении и благодарении Господа, и мирно почили о Господе, предвидев свою кончину. Господь удостоил их небесной славы, а церковь причислила к лику святых.

День памяти святых – 8 февраля (25 января церковному календарю) - Престольный праздник в южном приделе Благовещенского храма.


Тропарь преподобных,

глас 4

Боже отец наших,/ творяй присно с нами по Твоей кротости,/ не отстави милость Твою от нас,/ но молитвами их// в мире управи живот наш.


Кондак,

глас 4

Житейскаго моря избегше,/ Ксенофонт праведный/ с сопружницею честною/ на Небесех свеселятся с чады,// Христа величающе.